Рав Ури Шерки

Вайехи - О национальном лидере

Оригинал статьи на иврите. Данный русский вариант является переработкой перевода, помещенного на странице Сохнута.

1 Адара 5766 (1 марта 2006)



В конце книги "Берешит" перечислен ряд благословений-указаний праотца Яакова его сыновьям, основателям колен Израиля. Перед толкователями Торы стоял вопрос – в чем сущность благословений? Что хотел передать последующим поколениям праотец наш Яаков в час, когда началась национальная история нашего народа?

Рабейну Ицхак Абрабанель, бывший министром при королевских дворах Испании и Португалии и в силу этого обращавший особое внимание на политические аспекты, считал, что в намерения Яакова входило определить, кто из его сыновей способен нести всю полноту политической власти. Вопрос был особенно актуален ввиду соперничества между Йосефом и его братьями, продиктованного борьбой за власть на склоне лет Яакова. "И сказали ему братья его: неужели ты будешь царствовать над нами? Неужели будешь править нами?" ("Берешит", 37:8).

Обратимся к содержанию благословений. Реувен, как старший сын, должен бы быть царем. Но он отклонен - "стремительный, как вода" ("Берешит", 49:4). Это значит, что его стремительность может привести к поспешности в государственных делах, к сиюминутным достижениям в ущерб основным ценностям народа. Уже в тот момент когда Яаков нуждался в человеке, который бы поручился ему за благополучие Биньямина, его младшего сына, Реувен предложил: "Двух моих сыновей умертвишь ты, если я не приведу его к тебе" ("Берешит", 42:37). Чтобы достичь сиюминутной цели (успокоить Яакова), торопливый вождь (Реувен) готов пожертвовать основными интересами (сыновьями)!

Шимон и Леви, напротив, умеют отстаивать честь народа. Они доказали это в Шхеме, когда Дина была обесчещена. Они "религиозные фанатики". Конечно, есть необходимость и в таком лидерстве в критические моменты истории народа, например, когда при виде золотого тельца Моше призвал: "Кто за Господа, – ко мне! И собрались к нему все сыны Леви" ("Шемот", 32:26). Или в случае Пинхаса, или Йегудит, или Матитьягу Хашмонаи. Но нельзя, чтобы такой подход был постоянной основой царства. Шимон и Леви особенно опасны, когда они объединяются. По словам Яакова, "в совет их [когда они вместе] да не войдет душа моя" ("Берешит", 49:6). Поэтому решил праотец Яаков рассеять их между братьями: "Разделю их в Яакове и рассею их в Израиле" ("Берешит", 49:7). В такой ситуации они приносят лишь благословение: "Будут учить они законам Твоим Яакова и учению Твоему Израиля" ("Дварим", 33:10).

Звулун – человек большого мира, обладатель широких горизонтов. Он занимается международной торговлей: "Звулун у брега морей будет жить и у пристани корабельной" ("Берешит", 49:13). Но тут кроется опасность, что он почувствует себя обязанным окружающему населению больше, чем своему народу. "Региональное развитие" для него важнее, чем благо его народа.

Иссахар – "осел костистый" ("Берешит", 49:14), "талмид хахам" - мудрец, изучающий Тору, но несмотря на свою мудрость, он не годится для власти. Именно любовь к изучению Торы притупляет в нем здоровые инстинкты политика, и он предпочитает отсутствие независимости. "И увидел он, что покой хорош, и что земля приятна: и преклонил плечи свои для ношения, и стал работать в уплату дани" ("Берешит", 49:15). По его мнению, лучше передать государственные заботы инородцам, дабы достичь душевного спокойствия, необходимого для серьезного учения.

Дан готов воевать, чтобы отстоять свободу и сбросить иго чужеземцев. Он лучше всего ведет именно партизанскую войну. "Да будет Дан змеем на дороге, аспидом на пути, что язвит ногу коня" ("Берешит", 49:17). Однако способы борьбы, уместные в дни, когда народ борется за достижение независимости, не годятся, когда нужно выходить из подполья.

Гад, напротив, знает, как организовать регулярную армию: "Рать будет ратовать на него". Однако он умеет дальновидно руководить только как военачальник; следовательно, даже если он умеет завоевывать, рано или поздно придет время отступать по стратегическим соображениям: "но он возвратится по пятам" ("Берешит", 49:19). Он может быть военным министром, но не главой правительства.

Вот Ашер – "тучен хлеб его" ("Берешит", 49:20). Он может быть министром финансов. Нафтали "говорит речи изящные" ("Берешит", 49:21) и может быть министром культуры. Но доверить им руководство государством нельзя.

На первый взгляд, самый подходящий кандидат – Йосеф. Он накопил богатый опыт в качестве главы правительства Египта, управляя братьями, и он праведнее всех. Но в силу своего необычайного возвышения он "отличившийся от братьев своих" ("Берешит", 49:26), он другой, и не пользуется их симпатией: "И огорчали его, и стреляли, и враждовали с ним стрельцы" ("Берешит", 49:23).

Биньямин, в отличие от Йосефа, способен объединить всех братьев. Он заново соединил всю семью. Это качество, такое жизненно важное для вождя, проявляется тогда, когда нужно основать царство в Израиле, как в дни Шауля, или во времена заката нации в изгнании, когда нужно "собрать всех евреев", как в дни Эстер ("Мегилат Эстер", 4:16). Но талант такого рода проявляется в начале исторического периода или в конце его: "Утром будет есть ловитву и вечером будет делить добычу" ("Берешит", 49:27), но не в непрерывном полотне истории.

Итак, все они не способны править, несмотря на все их достоинства, и только Йегуда достоин держать скипетр власти. "Не отойдет скипетр от Йегуды" ("Берешит", 49:10). Тому есть три причины. Первое – его способность привлечь симпатии всех слоев народа. "Йегуда! тебя восхвалят братья твои … поклонятся тебе сыны отца твоего" ("Берешит", 49:8). В его пользу говорит и его умение одолеть врагов: "Рука твоя на хребте врагов твоих" (там же). Но основной секрет его успеха кроется в его политическом терпении: "Молодой лев Йегуда" ("Берешит", 49:9). Вначале молодой, а потом зрелый, сильный лев. Понимание того что "избавление Израиля грядет мало-помалу", (Иерусалимский Талмуд, трактат Брахот, 1:1) делает его могущественным правителем, потому что он не страшится сиюминутных трудностей и не падает духом от временных неудач. Он совмещает решение насущных проблем с верностью главным целям.

Превращаясь из молодого в зрелого льва, из малого в великого, в конце концов "преклонился он, лег, как лев и как "лави": кто поднимет его?" ("Берешит", 49:9). Лави – это зрелый лев, его невозможно сдвинуть с места. Терпение – это основа политической стабильности.

В заключение уместно привести замечательное высказывание Рамбама о характере царей израильских, которое стоящие у вершины власти всегда должны помнить:

"Дорога легче там, где большое уважение, (царю) дóлжно стремиться завоевать уважение, быть смиренным сердцем, не ожесточаться к Израилю… быть милосердным к великим и малым, уступать их желаниям и поступать, как они просят, относиться с почетом к самым малым из малых. Говорить с людьми простыми словами, показывать мягкость … всегда вести себя скромно … сочувствовать их трудам, заботам, горестям и гневу. Быть отцом своему народу."